Договор товарного кредита

Несмотря на высокую роль денег как общепризнанного средства платежа, в современном гражданском обороте определенное значение сохраняют различные формы натурального товарообмена как способа организации хозяйственной жизни. Удобство такого формата сотрудничества связано с оптимальным использованием участниками оборота своих ограниченных финансовых ресурсов, сохранением и увеличением выручки от реализуемых товаров и услуг.

Договор товарного кредита является разновидностью договора займа, объектом которого в соответствии со ст. 128 и п. 1 ст. 807 ГК РФ могут быть не только привычные деньги, но и вещи, определяемые родовыми признаками, такими как наименование, вес, количество и др. (например, 1 т фуражного зерна или 10 голов молодняка крупного рогатого скота). В обязанности заемщика по договору товарного кредита, получившего от заимодавца вещи, входит возврат ему такого же количества вещей того же рода и качества.

Этим своим свойством договор товарного кредита принципиально отличается от договора аренды или договора ссуды (безвозмездного пользования), объектами которых, согласно п. 1 ст. 606 и п. 1 ст. 689 ГК РФ, выступает индивидуально-определенное имущество (например, транспортное средство определенной марки, года выпуска и с конкретным идентификационным номером (VIN), и именно его, а не вещи, определенные родовыми признаками, арендатор (ссудополучатель) обязан вернуть арендодателю (ссудодателю).

В отличие от коммерческого кредита, который предоставляется в форме аванса, отсрочки или рассрочки платежа, являясь структурным элементом основного гражданско-правового договора, связанного с передачей одной стороной в собственность другой денежных средств или вещей, определяемых родовыми признаками (п. 1 ст. 823 ГК РФ), договор товарного кредита представляет собой самостоятельный гражданско-правовой договор.

В соответствии со ст. 822 ГК РФ к договору товарного кредита подлежат применению правила § 1 главы 42 ГК РФ о договоре займа, если иное не предусмотрено таким договором и не вытекает из существа обязательства. Условия о количестве, ассортименте, комплектности, качестве, таре и (или) упаковке предоставляемых вещей должны исполняться в соответствии с правилами о договоре купли-продажи товаров (ст. 465 — 485 ГК РФ), если иное не предусмотрено договором товарного кредита.

В договоре товарного кредита стороны указывают наименование и количество передаваемых заемщику вещей, срок и место их выдачи и возврата (решение Арбитражного суда Республики Коми от 04.06.20 по делу № А29-13750/2019), в том числе возможность заемщика по своему выбору вернуть товар такого же качества или оплатить его стоимость по заранее определенной цене и с предупреждением о своем выборе заимодавца или без такого предупреждения (решение Арбитражного суда Еврейской автономной области от 24.11.20 по делу № А16-2702/2020).

В договоре товарного кредита необходимо также указать размер и порядок уплаты вознаграждения заимодавцу, которое может быть определено в виде фиксированной платы, периодических платежей, процента от стоимости имущества или иной величины (решение Арбитражного суда Республики Мордовия от 03.02.20 по делу № А39-10495/2019) либо иным способом, не противоречащим закону.

Поскольку правила § 3 главы 42 ГК РФ не содержат каких-либо запретов на этот счет, плата за пользование товарным кредитом может быть определена в виде вещей того же рода и качества или иных вещей, определяемых родовыми признаками, которые передаются заемщиком сверх полученного количества вещей.

Если, например, заимодавец передает заемщику в виде товарного займа несколько десятков килограмм зерна или иной сельскохозяйственной продукции, то в качестве платы за использование заемных ресурсов может быть согласована передача дополнительного количества той же или иной сельскохозяйственной продукции. За счет такого способа расчета заимодавец получает от заемщика обратно большее количество вещей, увеличивая тем самым свою имущественную сферу.

Как и договор денежного займа, договор товарного кредита может быть беспроцентным, что не противоречит закону, в частности, запрету дарения в отношениях между коммерческими организациями, предусмотренному п. 4 ст. 575 ГК РФ, поскольку указанная норма права не допускает только лишь безвозмездные сделки, в то время как договор займа предполагает встречную обязанность заемщика вернуть сумму займа в виде денег или вещей, определяемых родовыми признаками (п. 1 и 3 ст. 423 и п. 1 ст. 807 ГК РФ).

Обязательства заемщика по возврату товарного кредита могут быть обеспечены неустойкой, залогом имущества, поручительством и иными обеспечительными инструментами, что соответствует ст. 329 и 421 ГК РФ, а также судебной практике (абз. 2 п. 46 постановления Пленума ВАС РФ от 12.07.12 № 42 «О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством»).

В частности, договором товарного кредита может быть предусмотрено, что обязательство заемщика по возврату того же количества вещей обеспечивается их залогом в пользу заимодавца, что не противоречит ст. 209, п. 1 ст. 335 и п. 1 ст. 807 ГК РФ, поскольку заемщик, получивший от заимодавца вещи, и становится их собственником, что дает ему право распоряжаться ими по своему усмотрению, включая передачу в залог.

При выборе неустойки в качестве меры ответственности за нарушение заемщиком срока возврата товарного кредита стороны могут определить ее в виде фиксированной суммы, процента от стоимости товара (решения Арбитражного суда Вологодской области от 24.01.20 по делу № А13-12938/2018, Арбитражного суда Магаданской области от 28.09.20 по делу № А37-661/2020) или установить, что она также применяется в неденежной (товарной) форме.

Например, при просрочке возврата 10 кг фуражного зерна заемщик будет обязан сверх количества суммы займа передать заимодавцу дополнительное количество вещей того же рода и качества как меру ответственности за нарушение обязательства. Возможность использования вещной неустойки предусмотрена абз. 3 п. 60 постановления Пленума ВС РФ от 24.03.16 № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств», который устанавливает следующие правила.

Если в качестве неустойки в соглашении сторон названо иное имущество, определяемое родовыми признаками, то, учитывая, что в силу положений ст. 329 ГК РФ перечень способов обеспечения исполнения обязательств не является исчерпывающим, к подобному способу обеспечения обязательств применяются правила ст. 329 — 333 ГК РФ. В судебной практике можно найти примеры дел, когда суды соглашались с правомерностью использования овеществленной формы неустойки.

Использование товара по договору товарного кредита в качестве платы за пользование займом и (или) неустойки за нарушение обязательств неудобно с точки зрения налогообложения, поскольку такие хозяйственные операции в соответствии с подп. 1 п. 1 ст. 146 НК РФ являются реализацией, образующей объект обложения НДС. Обычные проценты и неустойка, номинированные в рублях, НДС не облагаются в соответствии с подп. 15 п. 3 ст. 149 НК РФ, в том числе если они взимаются по договору товарного займа (решение Арбитражного суда Краснодарского края от 25.01.19 по делу № А32-48562/2019).

Обычные проценты за пользование займом и неустойка, определяемые в денежной форме, могут быть взысканы заимодавцем с заемщика и на будущее время — с даты вступления в законную силу судебного акта и до даты фактического погашения задолженности включительно, поскольку по смыслу ст. 330 и п. 1 ст. 809 ГК РФ соответствующие суммы должны быть уплачены за весь период пользования деньгами (решение Арбитражного суда Магаданской области от 28.07.17 по делу № А37-990/2017).

Причем суды удовлетворяют требование о взыскании неустойки на будущее время и в том случае, когда в самом договоре товарного кредита она не была согласована сторонами, исходя из того, что заемщик обязан заплатить неустойку за все время просрочки вплоть до фактического погашения долга (постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 17.01.19 по делу № А24-3769/2018).

Учитывая, что в судебной практике можно встретить иной подход, основанный на возможности взыскания процентов и неустойки только лишь за истекший период, но не на будущее время, плату за пользование займом и неустойку, объектом которых являются родовые вещи, суд, скорее всего, на будущее время взыскивать откажется, если такая возможность не будет прямо предусмотрена договором товарного кредита.

В договоре товарного кредита в интересах заимодавца будет включение условия о том, что возврат заемщиком полученного товарного кредита с уплатой заимодавцу всех причитающихся ему платежей (плата за пользование займом, неустойка и др.) по выбору заимодавца осуществляется как в натуральной форме посредством передачи соответствующих вещей, так и посредством выплаты денежных средств в размере рыночной стоимости или по цене, определенной таким договором.

Наличие в договоре товарного кредита денежного эквивалента обязательств заемщика перед заимодавцем позволит последнему в случае спора взыскать долг в деньгах и не тратить время и усилия на доказывание размера истребуемой задолженности. Например, в одном деле организация смогла беспрепятственно взыскать дебиторскую задолженность по договору товарного кредита, которая была им определена из расчета 8 000 руб. за 1 т кормового ячменя урожая 2016 г. (решение Темниковского районного суда Республики Мордовия от 03.02.20 по делу № 2-2-23/2020).

Стороны могут также установить определенный ценовой коридор для определения итогового размера обязательств заемщика перед заимодавцем. Например, возврат суммы займа с уплатой иных платежей может быть произведен по требованию заимодавца как посредством передачи вещей, так и перечисления денежных средств, исходя из действительной рыночной стоимости имущества с указанием порядка ее определения (данные органов власти, отчет об оценке и др.), но не ниже согласованной в договоре цены за единицу соответствующего имущества.

Такое условие договора товарного кредита соответствует положениям ст. 307 и 308.1 ГК РФ, которые прямо допускают возможность использования конструкции альтернативного обязательства, в котором право выбора способа исполнения принадлежит кредитору. С момента, когда заимодавец определится с выбором такого способа и направит соответствующее требование заемщику, обязательство перестает быть альтернативным (п. 2 ст. 308.1 ГК РФ). При наличии в договоре товарного кредита такого условия заимодавец в зависимости от ситуации сможет определиться с вариантом возврата суммы займа, который в наибольшей степени отвечает его интересам (решение Арбитражного суда Приморского края от 19.03.20 по делу № А51-1589/2020).

В случае если переданный заемщику заимодавцем товар, равно как и товар, возвращенный заемщиком заимодавцу, не соответствует требованиям к его качеству и безопасности, предусмотренным законом, иными нормативными правовыми актами Российской Федерации и договором товарного кредита, то соответствующая сторона не лишена возможности предъявить контрагенту свои требования, основанные на положениях главы 30 ГК РФ о договоре купли-продажи, которые применяются в таком случае по аналогии (п. 1 ст. 6 и ст. 822 ГК РФ).

Такие требования могут быть предъявлены пострадавшей стороной контрагенту в отношении любого товара, являющегося объектом договора товарного кредита независимо от оснований его передачи, — в качестве объекта договора, как платы за пользование товарным займом или вещной неустойки, применяемой за нарушение обязательства (ст. 330, 421, 423, п. 1 ст. 807 и п. 1 ст. 809 ГК РФ).

Договор товарного кредита может быть заключен для совершения одной или нескольких хозяйственных операций или сконструирован по модели рамочного договора с согласованием конкретных сделок в отдельных документах (спецификации, приложения, дополнительные соглашения и др.) в соответствии со ст. 429.1 ГК РФ.

Договор товарного кредита может быть заключен сроком на один год с условием о его автоматическом продлении неограниченное количество раз, если ни одна из сторон не потребует его расторжения. Стороны могут сделать такой договор бессрочным с правом каждой из них направить уведомление о расторжении с уведомлением об этом контрагента за 30 дней или иной разумный срок о предполагаемом расторжении.

Обязательства из договора товарного кредита могут быть прекращены отступным или новацией, а также иными способами, указанными в главе 26 ГК РФ. Например, в одном деле в договоре товарного кредита стороны предусмотрели право администрации (заимодавца) в случае невозврата организацией (заемщиком) аварийного запаса угольных ресурсов зачесть на основании ст. 410 ГК РФ против требования последней об оплате поставленных коммунальных ресурсов на основании расчетов, сделанных по состоянию на соответствующую контрольную дату.

Поскольку у заимодавца никакой задолженности перед заемщиком не было, он в судебном порядке добился возложения на него обязанности восполнить ресурсы аварийного запаса угольного топлива в количестве 3 726,046 т посредством отгрузки на склад ответственного хранителя в течение 30 дней с даты вступления судебного акта в законную силу.

В качестве соответчика по делу, кроме того, была привлечена городская администрация, являющаяся собственником имущества организации, за которой оно было закреплено на праве оперативного управления. В резолютивной части судебного акта суд в отношении второго соответчика указал на возможность возложения на него соответствующей обязанности в порядке применения субсидиарной ответственности за счет казны муниципального образования (решение Арбитражного суда Республики Хакасия от 24.11.20 по делу № А74-8217/2020).

В представленном деле заимодавец был также не лишен возможности заявить дополнительное требование о взыскании с заемщика судебной неустойки на случай неисполнения судебного акта, учитывая, что в данном случае имелись все законные основания для ее применения, предусмотренные п. 1 ст. 308.3 ГК РФ (нарушение обязательства должником, предъявление кредитором требования об исполнении обязательства в натуре).

При уклонении заемщика от исполнения судебного акта о взыскании с него денежного эквивалента товарного займа, если он был бы установлен договором, заимодавец в дальнейшем смог бы взыскать с него штрафные проценты, рассчитанные по ключевой ставке Банка России на сумму основного долга и процентов за пользование займом, но за вычетом неустойки, поскольку начисление на нее штрафных процентов противоречит принципу недопустимости применения двух мер ответственности за одно и то же нарушение. Такой подход соответствует ст. 9, 10, 12, 393, 395, 405 ГК РФ, ст. 4 АПК РФ и п. 52 постановления Пленума ВС РФ от 24.03.16 № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств».

Договор товарного кредита может быть изменен или расторгнут по основаниям, предусмотренным главой 29 ГК РФ. В частности, стороны вправе предоставить право на его одностороннее внесудебное расторжение обеим сторонам или только одной из них на основании п. 2 ст. 310 и ст. 450.1 ГК РФ, включая право на немотивированный отказ от договора или увязав такую возможность с наступлением определенных обстоятельств.

В случае несоответствия договора товарного кредита требованиям действующего законодательства Российской Федерации стороны, а также заинтересованные лица не лишены возможности оспаривать его по правилам § 2 главы 9 ГК РФ. Учитывая, что к договору товарного кредита применимы общие положения § 1 главы 42 ГК РФ о договоре займа, отдельно следует остановиться на положениях ст. 812 ГК РФ о возможности оспаривать договор займа по безденежности, т. е. о случаях, когда предмет договора займа в действительности не поступил в распоряжение заемщика или поступил не полностью.

Несмотря на то, что в законе используется понятие «безденежность», применительно к рассматриваемой ситуации заемщик также не лишен возможности оспаривать договор товарного кредита по данному основанию (п. 1 ст. 6 и п. 1 ст. 822 ГК РФ), доказывая, что он не получил предмет займа или получил меньшее количество вещей, чем это было согласовано в договоре. В зависимости от этого, заемщик либо не будет иметь никаких обязательств перед заимодавцем, либо будет связан заемным обязательством перед ним в ином размере.

В качестве доказательств передачи объекта по договору товарного займа, учитывая, что речь идет о передаче товара, могут быть представлены первичные бухгалтерские документы (товарные накладные, универсальные передаточные документы и др.), подписанные уполномоченными представителями сторон, из содержания которых можно точно установить наименование и количество переданного товара (решение Арбитражного суда Мурманской области от 13.11.19 по делу № А42-8664/2019).

Следует учитывать, что суд может не принять в качестве доказательства передачи заемщику товарного займа акт приема-передачи, если у заимодавца отсутствуют корректно оформленные первичные бухгалтерские документы, как это произошло в одном деле, где суд отклонил иск заимодавца о возврате вещей, переданных по договору товарного кредита.

По мнению суда, поставка крупных объемов товара подразумевает необходимость его доставки транспортом, и в таком случае наличие одного лишь акта приема-передачи в отсутствие первичных бухгалтерских документов не является достаточным доказательством передачи товара ответчику. В соответствии с п. 8 ст. 3 и ст. 9 Закона о бухгалтерском учете каждый факт хозяйственной жизни подлежит оформлению первичным учетным документом.

Под фактом хозяйственной жизни понимаются сделка, событие, операция, которые оказывают или способны оказать влияние на финансовое положение экономического субъекта, финансовый результат его деятельности и (или) движение денежных средств. Данные первичных документов, составленные при совершении хозяйственной операции, должны соответствовать фактическим обстоятельствам.

Учитывая назначение первичных документов, они должны содержать достоверные сведения об обстоятельствах, с которыми законодательство связывает правовые последствия. В данном случае основанием для приемки заемщиком и оприходования в бухгалтерском учете товара должны были являться: 1) первичные документы — товарно-транспортные накладные с датой их составления, с расшифровкой каждого вида товара, указанием объема и (или) количества товара и цены по каждому виду товара: подписями уполномоченных лиц, передавших и принявших товар, счета-фактуры либо универсальные передаточные документы; 2) сертификаты соответствия и иные документы, относящиеся к самому товару.

Поскольку таких документов заимодавец не представил, суд оставил его иск о возврате товара такого же рода и качества без удовлетворения (решение Арбитражного суда г. Москвы от 26.10.20 по делу № А40-105583/20-98-772). Возможно, суд апелляционной инстанции данное решение отменит, поскольку нарушение законодательства о бухгалтерском учете влечет за собой соответствующие негативные последствия для участников гражданского оборота, но само по себе не должно лишать заимодавца права вернуть товар, поскольку иной подход нарушает его права и законные интересы, стимулируя заемщика к дальнейшему недобросовестному поведению.

Кроме того, из содержания других судебных актов можно увидеть, что суды считают вполне достаточными наличие одних только актов приема-передачи для подтверждения исполнения заимодавцем своего обязательства по передаче вещи по договору товарного займа (решение Арбитражного суда Самарской области от 07.12.20 по делу № А55-18689/2020).

Между тем, учитывая данный риск, в интересах заимодавца будет точное соблюдение требований действующего законодательства Российской Федерации и фиксация всех хозяйственных операций с корректным оформлением первичных бухгалтерских документов. Это исключит ненужные сомнения судов, которым для принятия решения о взыскании с заемщика долга по договору товарного займа нужны надлежащие и достоверные доказательства (постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 08.10.20 № Ф07-10289/2020).

Таким образом, использование на практике вещей, определяемых родовыми признаками в качестве объекта договора товарного займа, платы за пользование таким займом и неустойки за нарушение тех или иных обязательств, не противоречит закону, удобно за счет минимизации затрат и экономии ресурсов, высвобождения оборотных средств для финансирования текущей хозяйственной деятельности участников гражданского оборота, наращивания выручки и увеличения доли на рынке. При использовании такой договорной модели необходимо учитывать специфику ее правового регулирования и основные правовые позиции, выработанные в судебной практике, чтобы исключить возможные риски.

Поделиться ссылкой: